Страсть

В преддверии первого в 2022 году этапа гран-при, который пройдет в Бахрейне, мы беседуем с гонщиком Скудерии Феррари Карлосом Сайнсом-младшим о влиянии отца на его карьеру
Текст: Давиде Марки
Фото: Маттиа Бальзамини

Начиная с Антонио и Альберто Аскари в 20-х годах до Жиля и Жака Вильневов, Грэма и Дэймона Хиллов, Кеке и Нико Росбергов и, совсем недавно, Михаэля и Мика Шумахеров, «Формула-1» всегда была богата легендарными династиями отцов и сыновей. 


Но случай с семьей Сайнс более необычен. Карлос, дебютировавший в «Формуле-1» в 2015 году, в этом сезоне присоединился к Скудерии Феррари. Как и у многих других вышеупомянутых пилотов, у него тоже есть отец с выдающимся послужным списком в сфере гонок. Но на этот раз сын не сможет сравниться с отцом в достижениях за рулем. 

Карлос Сайнс-старший дает советы маленькому амбициозному гонщику Карлосу

Это связано лишь с тем, что Карлос Сайнс-старший — это легенда в мире ралли, так что со стороны Карлоса-младшего такое соперничество потребовало бы необычной смены карьерного пути, на которую мало кто из гонщиков когда-либо отваживался и которая почти всегда заканчивается разочарованием, даже для таких великих пилотов, как Кими Райкконен. За свою впечатляющую карьеру продолжительностью почти двадцать лет Сайнс-старший дважды становился чемпионом мира и победителем 26 ралли и до сих пор не повесил свой гоночный шлем на крюк.

Гордый отец Карлос Сайнс-старший привел своего талантливого сына на вершину Формулы-1. Их связь сегодня сильна, как никогда  

«Он — сила природы, которая никогда не останавливается, — говорит его сын. — Он постоянно подталкивает тебя к тому, чтобы всегда повышать планку. Это тот человек, который, прекратив участвовать в ралли, решил перейти на ралли-рейды и сумел трижды выиграть самое трудное из этих соревнований, ралли «Дакар», — объясняет Карлос. — И в 2022 году он снова примет в нем участие». 

 

В этом году 59-летний Сайнс-старший пустился в совершенно новое приключение, решив принять участие в гонках Extreme E, где соревнуются очень быстрые внедорожники с электрическим приводом. «Мои отношения с ним всегда были очень энергичными, — рассказывает 27-летний мадридец. — Мой отец не умеет стоять на одном месте, и для меня в детстве это означало, что он всегда подталкивал меня к большему. Когда я впервые увлекся картингом, он поддерживал и поощрял меня и был не против того, что я не пошел по его стопам». Теперь, утвердившись в «Формуле-1», Карлос откровенно говорит о том, как непросто ему носить фамилию Сайнс. 

Карлос-старший, двукратный чемпион мира по ралли, еще не готов повесить шлем на гвоздь и примет участие в ралли Дакар в следующем году


«Это всегда было честью, — подчеркивает он, — но в начале моей карьеры в то же время это было бременем, но это не его вина!» О мире гонок он говорит так: «Инсайдеры в этой отрасли и СМИ могут быть циничными, и в начале моего пути было много людей, которые намекали, что я попал в этот круг только потому, что я сын чемпиона. В этот период мой отец подстегивал меня и помогал мне работать с полной самоотдачей. Так благодаря моим результатам я смог доказать, что заслуживаю карьеры, которую я для себя строю». Все это было давно. «Я бы сказал, что с тех пор я научился твердо стоять на своих ногах, — говорит он с расслабленной улыбкой. — Но для меня по-прежнему крайне важно знать, что мой отец рядом со мной!»

 

Сайнс-старший незаметен как дома, так и в паддоке, однако он остается главным человеком в жизни своего сына, что становится очевидно из рассказа Карлоса о подписании договора с Ferrari. 

 

«Я навсегда запомню день, когда мы заключили сделку. Как это всегда бывает, нам пришлось работать над различными проектами договора, проводить множество встреч и обмениваться сообщениями по электронной почте, которые улетали из Мадрида в Маранелло и обратно. Кроме того, все приходилось делать по видеосвязи, поскольку из-за эпидемии Covid путешествовать было невозможно. В то утро я встал в восемь часов, и отец сказал мне: «Бери ручку, пришел договор от Ferrari. И ты должен подписать его». Я был еще в пижаме, — смеется Карлос. — Но подписал его в тот же момент!»