Прощание с Мауро Форгьери

Страсть

Мауро Форгьери скончался в возрасте 87 лет после тяжелой болезни. Форгьери был одной из самых значительных фигур в истории Ferrari, будучи связанным с «Гарцующим жеребцом» почти четыре десятилетия

Истинный сын Модены и человек, наделенный невероятно целеустремлённым характером, Форгьери был сыном Реклюса, одного из самых способных механиков Скудерии Феррари, и Афры Гори. Впервые он переступил ворота Ferrari в 1957 году в возрасте 22 лет, чтобы пройти "стажировку" (которую сегодня назвали бы производственной практикой) в рамках продолжающегося обучения инженерному делу в Болонском университете.

 

Он вернулся в компанию на постоянную работу в 1959 году, когда гоночным отделом руководил человек с таким же вспыльчивым нравом: Карло Кити. Между руководителями не было недостатка в трениях, но именно трения между Кити и Энцо Феррари привели к тому, что Форгьери получил возможность всей своей жизни. В конце триумфального сезона 1961 года глава Скудерии и другие ключевые фигуры оказались в разногласиях с Энцо Феррари и покинули Маранелло. Выдающийся предприниматель доверился в тот момент своей интуиции и тут же решил передать весь гоночный отдел тому самому Мауро, 27-летнему парню из Модены, который носил очки со стёклами толщиной с пивную бутылку.

 

Так Энцо Феррари стал гениальным вдохновителем Форгьери, увидев в нем человека, способного воплотить его устремления в жизнь лучше, чем кто-либо другой. И Форгьери справился с вызовом, который был перед ним поставлен: он был динамичной и харизматичной личностью и, несмотря на свою относительную молодость, демонстрировал независимое мышление с оригинальными и новаторскими идеями и вспышками вдохновения, которые доказали, что он заслуживает той огромной роли, которую поручила ему Ferrari.

Форгьери разговаривает с Энцо Феррари во время гонки в конце 1960-х годов

На работе он мог вести себя вызывающе, но в то же время он был ориентиром для команды. Он умел играть командную роль как с инженерами, так и с механиками, с которыми говорил на местном диалекте. В результате его стали воспринимать как опору команды, как ключевого игрока и соединительное звено всего механизма. Благодаря его харизматичности каждый чувствовал себя неотъемлемой частью группы, даже в сложной атмосфере, которая сопутствует автогонкам самого высокого уровня. Каждый в команде старался выложиться по максимуму: это было заметно даже снаружи, не только на треке, но и во всех цехах завода.

 

Благодаря климату в компании, который был уникальным в плане стимулирования и творчества, Форгьери, окрылённый собственным гением, компетентностью и любознательностью, знал, как продвинуться еще дальше - к инновационным решениям, которые зачастую никогда не встречались ранее, что снова давало толчок всей команде. Это, вероятно, самый благородный результат его работы, который позволил Ferrari и дальше оставаться на самом высоком уровне автомобильных технологий.

 

Вот что сказал инженер о том моменте, когда его назначили главой Скудерии: «Когда мне доверили гоночный департамент, я признался Феррари, что боюсь. Он успокоил меня и сказал, что я могу рассчитывать на его полную поддержку, что я никогда не должен чувствовать себя побежденным и никогда не должен бояться сделать что-то очень дерзкое». Действительно, дерзость не была чем-то таким, от чего страдал Форгьери: он приложил руку к модели 250 GTO, переделав заднюю часть и улучшив её мощность, тем самым превратив автомобиль из "машины-убийцы" в "оружие победы" во многих гонках шестидесятых. Он был ответственен за установку больших крыльев на автомобили Формулы 1 312 F1 в 1968 году, управляемые Крисом Амоном и Джеки Иксом, еще до того, как другой провидец по имени Колин Чепмен собрал плоды этой инновации для Lotus. 

Мауро Форгьери беседует с Джоди Шектером на Гран-при Италии, делится мудростью на 1000-километровой дистанции в Монце, сидит рядом с Энцо Феррари на пресс-конференции и наблюдает за первыми испытаниями Ferrari 126 C2 на трассе Фьорано в 1982 году

Перечислять все удивительные автомобили, которые создал Форгьери, было бы слишком долго, но эти цифры ставят его в один ряд с величайшими гоночными инженерами всех времен: 54 победы в гонках Формулы-1, одиннадцать чемпионатов мира и девять титулов в гонках на выносливость. Он всегда был очень разносторонним: инженеры, которые были в моде в тот период, блистали своими выдающимися талантами, но, за редким исключением, они были специалистами только в одной области. Одни из них были экспертами по одноместным автомобилям, другие специализировались на спортивных машинах, третьи - на настройках, двигателе или аэродинамике. Мауро работал в каждой из этих областей с впечатляющими результатами, хотя ему и помогали работники, которые его окружали. Но именно он знал, как выжать из них всё самое лучшее, даже несмотря на его манеры, которые иногда были грубоватыми. Он был человеком, способным пересмотреть систему победы в гонках, чтобы убедиться в том, что она продолжает быть выигрышной, что в точности подводит итог истории Ferrari.

 

Отношения с шефом были особенными: как и все гениальные люди, Энцо был особенно очарован талантами Мауро. Он видел в нем воплощение своих стремлений: вероятно, произошёл своего рода процесс обмена энергией. Сообразительный Форгьери позволял себе руководствоваться указаниями Феррари, предлагая целесообразно для каждого случая свое собственное решение. Оно могло быть оригинальным, критическим или новаторским, но он был в полной уверенности, что выбранные им методы и уникальный подход позволят Феррари, пусть и не раньше, чем он выскажет свои сомнения, и уж точно не без должной проверки, сказать "да".

 

Немногим разработчикам удалось создать столь же культовые одноместные и гоночные автомобили, как это сделал Форгьери, который знал, как объединить в автомобиле красоту, шарм, технический опыт и ценность, и сделать это ещё одной отличительной чертой традиций компании. Достаточно вспомнить автомобили Ники Лауды, которые доминировали в спорте с 1975 по 1977 год, или первые турбомобили, которые в руках Жиля Вильнёва заставили фанатов мечтать, а с французскими гонщиками Рене Арну, Патриком Тамбэ и Дидье Пирони завоевали первые титулы с этим типом двигателя.

 

Форгьери был человеком, работавшим над воплощением в жизнь одной из самых насыщенных и важных глав в истории развития мирового автомобилестроения. Он посвятил компании из Маранелло самый продуктивный период своей жизни, в течение которого он со страстью и преданностью делу способствовал укреплению имиджа и авторитета марки Ferrari во всем мире. Он дополнил легенду о «Гарцующем жеребце» многими запоминающимися победами.

 

Когда, в 1987 году его время работы в Ferrari подошло к концу, Форгьери объявил о своём уходе на пенсию следующим образом: «Я ухожу», - сказал он Феррари, который ответил: «Ну что ж, уходи, потому что скоро уйду и я...»

 

Теперь у двух этих людей наконец-то появилась возможность продолжить разговор.

 

 


Форгьери обсуждает гоночную тактику с легендарным гонщиком Ferrari F1 Ники Лауда

Пьеро Феррари, вице-президент: «Когда я пришел в компанию в 1965 году, я делил офис с Кавалье Гиберти, первым сотрудником Ferrari, а Мауро Форгьери, принятый на работу несколькими годами ранее, работал в соседнем кабинете. Нас разделяли десять лет и окно. На самом деле мы видели друг друга ежедневно весь день. Форгьери был энергичным и страстным во всём, что он делал. Он был сангвиником, и я помню, как во время многих бесконечных встреч в Gestione Sportiva, которые начинались вечером и продолжались всю ночь, я был посредником между ним и моим отцом. Я знаю, что мой отец ценил его неудержимость и понимал, что любые ошибки происходят только из-за попытки сделать что-то лучше и смотреть в будущее. Мы потеряли часть нашей истории, человека, который многое дал компании Ferrari и миру гонок в целом».

 

Маттиа Бинотто, директор команды Скудерия Феррари и управляющий директор: «Сегодня в Скудерия Феррари очень печальный день для всех. Мы скорбим о кончине Мауро Форгьери, одного из самых замечательных людей, работавших здесь. В возрасте 27 лет его назначили руководителем команды, и благодаря своей блестящей проницательности он стал одним из последних универсальных инженеров в мире автомобилестроения. Я встречался с ним по разным поводам, и каждый раз это было что-то особенное. До самого конца он был поистине харизматичной личностью. Его революционные идеи, энергичный характер и способности великого мотиватора определили его важную роль в некоторых из самых значительных моментов истории Ferrari. Он сделал больше, чем кто-либо другой для того, чтобы постоянно подпитывать легенду «Гарцующего жеребца». Нам всем будет не хватать его».


Антонелло Колетта, руководитель отдела Ferrari Attività Sportive GT: «Мауро Форгьери сыграл ключевую роль в создании истории Ferrari. Энцо Феррари утверждал, что он был активатором людей, и я думаю, мы можем сказать, что Форгьери был активатором идей. Он был блестящим новатором, способным находить технические решения, которые не удавалось найти большинству инженеров его времени. Он был конструктором, который вышел за рамки своей роли, стал эталоном и источником вдохновения для всех, кто с ним работал. Он был эклектичным дизайнером, а его любознательность и желание раздвинуть границы определили его место в истории Ferrari и автоспорта в целом».

02 novembre, 2022